Невероятное, очевидное, научные факты и открытия
В мире интересного и занимательного

Тайны истории

Викинги

Кто они были эти викинги ?

Задолго до конца VIII века корабль стал высшим символом духа викингов.
Флотилии судов несли рослых воинов,  издававших боевой клич, к дальним берегам - от Ирландии к Византии, повсюду, где они сеяли смерть и разрушения. Ошеломленные европейцы не могли понять, что за корабли приносят в их гавани этот ужас. Эти корабли появлялись на горизонте внезапно и приближались столь стремительно, что местным жителям едва хватало времени, чтобы скрыться. Небольшая осадка и гибкий остов  судов  позволяли викингам буквально въезжать на берег,  и тотчас на землю
выгружалась вопящая боевая дружина. Что за люди были на этих кораблях, как могли они  переплывать  моря  столь скрытно и искусно?  Этими свирепыми воителями были норвежцы, или скандинавы - собирательное название народов Норвегии, Дании, Швеции  и  части Финляндии.  Для большинства из них море было неотъемлемой частицей бытия. С незапамятных времен обитатели лесистых, гористых северных краев обрабатывали землю,  где она была плодородной,  и обшаривали побережья,  реки, фьорды, озера в поисках рыбы...  или торговых партнеров.
В начале VIII  века  озаренные вдохновением корабелы научились оснащать свои каботажные суда мачтами,  парусами и мощными килями,  и местные моряки узрели в  этом  возможность  отправляться в дальнее  плавание.  Их корабли обеспечивали им прямой доступ на рынки Европы,  а затем,  через посредников,- на рынки всего остального  мира.  Скандинавы  повели бойкую торговлю с Британскими островами,  Россией, Италией и Францией. Впоследствии они начали грабить многих бывших своих деловых партнеров.  И набеги, и торговля вдохновляли на подвиги самых дерзких и отчаянных, тем более что само понятие богатства претерпело изменения. По мере того как ширились контакты с окружающим миром, под достатком начинали понимать уже не сельскохозяйственную продукцию, а драгоценные металлы,  в первую очередь серебро.  Такое представление о богатстве предполагало захват земель, а сама земля становилась источником власти и престижа. Поскольку семейные владения передавались по наследству, как правило, старшему сыну,  младшим сыновьям, надеявшимся получить свой удел в родном краю, надлежало сперва обзавестись состоянием в краю чужом. Многие скандинавы в конце концов поселились на чужбине,  основав колонии викингов в России, Франции, Шотландии, Исландии, Гренландии и Канаде.
Что же такое "викинг"? Происхождение этого слова неизвестно.  В общем и  целом, так  называли всех скандинавов в период с .середины VIII века,  когда они начали свои морские странствия, до 1066 года, когда битва при Гастингсе привела к захвату Англии, что считается одним из водоразделов в истории Европы. Впрочем, с чисто технической точки зрения,  этот термин применим только к участникам  набегов. Стать "викингом" означало отправиться в поход из фьордов через моря за богатой добычей и репутацией вершителя судеб, именно эти две цели составляли главный  смысл жизни скандинава.

В 844 году флот викингов, состоявший примерно из ста кораблей, отплыл из Аквитании к северному побережью Испании, где привел в священный ужас христиан Хихона и Ла-Коруньи. Продвигаясь на юг,  скандинавы за две недели совершили набеги на Лиссабон,  Кадис и атлантическое побережье Марокко. Затем они поднялись по Гвадалквивиру до Севильи - главного порта испанских мавров,  завоевавших большую часть территории Испании к 711 году. Захватчики полностью разорили город,  грабя мечети, убивая мужчин и уводя с собою женщин в качестве наложниц. Мавры нанесли мощный  ответный  удар, обстреляв  скандинавский  флот  сосудами  с горящей нефтью и потопив 30 кораблей захватчиков. Эмир Абд-аль-Рахман II повесил захваченных в плен викингов на финиковых пальмах Севильи. В качестве заключительного ритуала он послал головы одного из вождей викингов и двухсот его воинов своему соплеменнику и союзнику в  Марокко. Оставшиеся в живых викинги, придя в полное отчаяние, обменяли своих пленников-мусульман на еду,  одежду и право беспрепятственного прохода,  после  чего целых 15 лет не отваживались сунуть нос во владения мавров. В 859 году престарелый датский пират Бьерн Железнобокий вернулся в Иберию во главе флота из 62  кораблей  с форштевнями в виде драконов. Пройдя Гибралтарский пролив, его войско
разграбило сокровищницы большой мечети Альхесираса, после чего пронеслось ураганом по Северному Марокко, захватив рабов на продажу. Затем разбойники опустошил южное побережье Франции и отправились вдоль итальянского побережья к устью реки Арно, по пути разорив Пизу, Луну и Фьезоле. Судя по арабским источникам, датчане в конце концов достигли берегов Греции и Египта. Однако сохранилось очень мало свидетельств этих южных походов - пожалуй,  только серебряные монеты из мавританской Испании и Северной Африки,  найденные в сокровищницах викингов в  Норвегии. Тем временем в других частях Европы викинги перешли к тактике планомерных, хорошо скоординированных,  длительных набегов. Теперь они уже не возвращались в Скандинавию зимой, чтобы поставить капканы на чернобурых лисиц или произвести на свет еще одного сына. Миссия викинга стала круглогодичным занятием, слишком выгодным для того,  чтобы отводить ему лишь несколько погожих месяцев. Орды викингов заходили в устья рек по всему западному и северному побережью Европы, иногда используя острова, как своего рода долговременные укрепленные районы. В 1906 французский археолог Поль дю Шателье обнаружил могильные курганы викингов на острове Иль-де-Груа неподалеку от устья Луары. Многовековая эрозия разрушила основание кургана, обнажив выжженную полосу земли, где нашли 800 корабельных заклепок, 200 гвоздей и 15 шишаков от щитов европейского образца. Мелкие украшения, такие, как застежки для чулок и серебряные бусы, буквально усеивали землю. Поблизости лежали обуглившиеся куски седла,  рог для питья, игральные кости, безделушки и франкский меч.  Анализируя находки, дю Шателье предположил, что некий норвежский  вождь был кремирован здесь вместе со своими пожитками в 40-футовой дубовой лодке где-то в начале Х века. Остров Иль-де-Груа, расположенный у южного побережья Бретани на оживленном морском пути,  безусловно, мог служить идеальным местом для логова разбойников. Всего в 60 милях к юго-востоку от Иль-де-Груа находится  Нуармутье - первое из островных поселений викингов. По свидетельствам современников, граф Ламбер, франкский вельможа, после неудачной попытки захвата построенного еще римлянами города-крепости Нанта,  послал эмиссаров к месту стоянки 67 кораблей викингов, бросивших якорь в дельте Луары. Граф пообещал провести  корабли сквозь лабиринт песчаных отмелей к богатым городам в верхнем течении реки, если викинги по пути помогут ему захватить Нант. Скандинавы с радостью согласились на это предложение. 24 июня 842 года, в святой праздник в честь рождения Иоанна Крестителя, жители города слишком увлеклись увеселениями и не заметили, как корабли викингов скрытно приблизились к городским стенам. С неописуемой жестокостью скандинавские наемники Ламбера набросились на пирующих горожан и искромсали их на куски. Захватчики зарубили епископа у алтаря его собственного собора и подожгли колокольню. В сумерках они спустились на веслах к устью Луары, их корабли тяжело осели под грузом добычи. Викинги разбили лагерь на острове Нуармутье рядом с устьем реки. Жившие на острове монахи, некогда наблюдавшие  за оживленной торговлей солью и вином, были вынуждены бежать,  опасаясь грядущей расправы. Таким образом, захватчики получили в свое полное распоряжение этот красивый остров и расположились здесь на зиму.
В 1958 году во время раскопок Старой Ладоги - на полпути между Новгородом и  Балтийским морем - была обнаружена деревянная статуя больших размеров,  находившаяся внутри маленького строения из бревен (от последнего, впрочем, остались лишь обломки).
Перед идолом, по внешнему виду напоминавшим воина, находился очаг с обугленными костями животных, птиц и рыбы. Здесь, вероятно, торговцы делали свои подношения и изъявляли благодарность богам. Длина маршрутов и продолжительность поездок были самыми разными.  Из Булгара скандинавы в поисках приключений могли остановить свой выбор на шелковом пути в Китай длиной в 5 тысяч миль. Впрочем, гораздо чаще они спускались по Волге на юг в степные края,  где обитали  иудеи-хазары. Племя тюркского происхождения, отличавшееся большой терпимостью и высокой культурой, хазары держали боеспособное войско между Кавказом и Волгой. Уплатив пошлину, ру-
сы  получали доступ на базары, где продавали пушнину и мечи, а покупали хорошо заточенные хазарские копья и другие товары для перепродажи на берегах Каспия.
Здесь  некоторые  из числа наиболее отчаянных пересаживались на верблюдов и отправлялись в экзотический Багдад. Археологические раскопки на маленьком островке Хельге неподалеку от Бирки предоставили некоторые вещественные доказательства торговли с далекими восточными странами. В 1950 году некий дачник,  копая землю
неподалеку от своего летнего домика, обнаружил бронзовый ковш и кусочки серебрянного сосуда. Судя по виду, находки относились к давно минувшим годам. Дальнейшие раскопки, осуществленные шведским археологом Вильгельмом Хольмквистом, позволили обнаружить ямы из-под свай, части фундамента, а также сосуды с горлышком, тысячи
осколков  европейского  стекла,  железные висячие замки и позолоченные бронзовые предметы. Вероятно, здесь когда-то располагалась небольшая, но оживленная торговая ярмарка викингов, возможно, это было еще в III веке. Но наибольшей сенсацией стала находка бронзовой статуи Будды, датируемая, возможно, совершила путешествие из Индии в Багдад, а затем на север, сменив бессчетное количество владельцев, и в конце концов, быть может, была выменяна на кожи и нашла покой в земле шведского острова. Не все  русы направляли свои лодки к востоку от Ладожского озера по направлению к Волге. Некоторые отправлялись на юг, к Черному морю и чудесам  Константинополя,  рынки  которого  ломились от самых изысканных товаров с Востока и Запада. Легенды о его златоглавых соборах, освещенных улицах и роскошных лавках, переполненных великолепными товарами, не могли не внушить непоседливым скандинавам непреодолимой тяги к дальним странствиям. При всем при том лишь наиболее дерзкие авантюристы отваживались пуститься в путь к Черному морю длиной примерно 1300 миль, который вел к югу по реке Волхов в Новгород, затем по реке Ловать до той точки,  где ее течение, и без того не самое полноводное, не прерывалось окончательно. Здесь путешественники сталкивались с первым из многочисленных  препятствий на своем пути.  Лодки вместе с поклажей приходилось вытаскивать на берег и катить их на бревнах, вынимая их из-под кормы и подкладывая под нос по мере того, как лодка двигалась вперед. Путем столь упорных и энергичных усилий скандинавские торговцы наконец добирались до истоков Днепра - водной артерии,  соединявшей северные леса с побережьем Черного моря. По мере того как все большее количество русов отправлялось в этот путь, в Гнездово, Смоленске и Киеве укрепленные города. Находки из обширного поселения русов в Гнездово, в 300 милях к югу от Новгорода, позволили ученым  воссоздать  некую  приближенную картину жизни в этих расположившихся на берегах реки городах викингов. Как считает русский археолог Даниил Авдусин, ювелиры, кузнецы и резчики развивали здесь
кипучую деятельность, занимаясь починкой утвари и пополнением запасов путешественников. Около 4500 могильных курганов находятся в Сосновом бору к востоку от Гнездова. Из примерно 700 исследованных захоронений наибольший интерес с точки зрения похоронных обрядов русов представляет курган № 13,  где покоился помещенный в лодку прах одного из вождей викингов и молодой женщины.  Ибн-Фадлан, став-
ший свидетелем похорон на берегу Волги в 922 году,  писал: <Его добро собирают и делят на три части:  одну отдают семье, другую тратят на одежду для покойника, а третья идет на <набидх> (перебродивший напиток),  который пьют в тот день, когда рабыню предают смерти и сжигают вместе с ее хозяином>. По свидетельству ибн-Фадлана, рабыня сама выступала вперед и давала добровольное согласие стать посмертной невестой хозяина и быть сожженной вместе с ним. Этот союз после смерти означал для нее не только высокую честь, но и вечную свободу. Тем временем скорбящие сподвижники устанавливали лодку вождя на огромном штабеле дров.  <Потом они при-
несли гроб и поместили его в корабль;  они устлали  его  вышитыми  византийскими
коврами  и  подушками>.  На это ложе поместили тело покойного в богатой одежде и
украшениях. <Затем,- продолжает Ибн-Фадлан,- принесли <набидх>, фрукты, душистые
травы и положили все это рядом с ним. Наконец, привели двух коней, которых гоня-
ли,  пока они не покрылись потом,  после чего их зарезали,  разрубили на куски и
бросили в корабль>. Затем к кораблю подводили молодую женщину. Мужчины вооружен-
ные щитами и жезлами,  подходили к ней и протягивали чашу  <набидха>.  Она  пела
песню и осушала чашу,  после чего брала вторую.  Пока она скорбно склонялась над
второй чашей,  появлялась старуха,  которой поручалось ее убить.  <Мужчины  били
жезлами по щитам,  чтобы заглушить ее крики,  которые могли испугать других жен-
щин,- пишет араб.- Девушку уложили рядом с ее господином, после чего двое держа-
ли ее за ноги, двое за руки, а старуха, исполнявшая роль ангела смерти, затянула
петлю на ее шее и дала концы веревки в руки двум мужчинам;  потом она взяла кин-
жал с широким лезвием и несколько раз вонзила его в грудь девушки, а двое мужчин
в это же время душили ее веревкой,  пока она не умерла>. После этого корабль был
подожжен.  <Вскоре все было объято ярким пламенем, - сначала лодка, потом навес,
потом - покойник и покойница и все,  что было в лодке>. Торговый путь в Констан-
тинополь  вел  к югу от Гнездова по течению Днепра в Киев - анклав викингов при-
мерно в 570 милях от побережья Черного моря.  До 862 года, согласно монастырским
анналам,  Киев представлял собой небольшое поселение славян на крутом,  западном
берегу реки. Затем два военачальника из войска Рюрика, Аскольд и Дир, заложили в
этой  имевшей  стратегическое  значение  точке крепость русов.  В 882 году Олег,
князь Новгорода и преемник Рюрика,  убил Аскольда и Дира и во главе армии русов,
финнов и славян захватил Киев,  провозгласив его <матерью городов русских>. Тор-
говцы,  державшие путь через Киев,  должны были точно рассчитывать сроки  своего
путешествия.  Зимой Днепр покрывался льдом,  и судоходство становилось возможным
лишь после весеннего половодья.  Византийский император Константин VII  Порфиро-
носный  в Х веке так описывал подготовку купцов-викингов к завершающему этапу их
путешествия в своем трактате о внешней политике: <В апреле, когда Днепр освобож-
дался  ото льда,  они возвращались в Киев.  Здесь они ломали свои старые лодки и
покупали новые у славян, которые строили их зимой в своих лесах. В июне начинал-
ся поход в Константинополь.  В течение нескольких дней торговый флот собирался в
Вытечеве,  крепости русов чуть ниже Киева>.  Развалины Вытечева можно увидеть  и
сегодня. Благодаря раскопкам, произведенным в 1956-1958 годах русским академиком
Б.  А.  Рыбаковым,  эта крепость была обнаружена в 35 милях от Киева на  вершине
холма  высотой  235 футов на берегу Днепра.  Рядом с крепостью Рыбаков обнаружил
фундамент башни.  Внутри были найдены куски обугленного дерева и бочки со смолой
для факелов, предупреждавших русов об угрозе нападения. Русское название крепос-
ти имеет скандинавские корни:  <вити> означает <сигнальный огонь>. Викинги назы-
вали крепость Витахольм; напоминанием о ней служит, по крайней мере, один рунный
камень в Норвегии.  Надпись на нем гласит: <Энгль воздвиг этот камень в память о
своем сыне Торальде,  который умер в Витахольме,  между Устахольмом и Гардаром>.
Как же не вовремя смерть настигла Торальда: он был всего в шести неделях пути от
Константинополя! Эти шесть недель, однако, были полны опасности. В районе совре-
менного Днепропетровска гранитные скалы сужают течение Днепра,  образуя семь ре-
вущих водопадов.  В своем трактате Константин VII описывает каждый из них. О са-
мом грозном он пишет: <Дойдя до четвертого большого порога, который русы называ-
ют  Апьфор  (<Беспощадный>),  путешественники  вытаскивают  корабль на берег под
присмотром часовых>. Без часовых обойтись было невозможно, поскольку в этих мес-
тах жили печенеги - воинственное племя,  часто подстерегавшее путешественников в
засаде и нападавшее на причалившие суда.  <Остальные члены команды выгружали  на
берег свои пожитки и вели закованных в цепи рабов в обход порогов;  это расстоя-
ние составляло 6 миль.  После чего перетаскивали лодки - иногда волоком,  иногда
на плечах>. Следующие четыре дня гребцы трудились, выбиваясь из сил; и вот нако-
нец купцы прибывали в устье Днепра.  Здесь, на острове Березань, археологи нашли
единственный рунный камень на территории России - памятник, воздвигнутый сканди-
навом Грани в честь своего друга Карла.  Из устья Днепра лодки викингов  держали
путь через Днестр к дельте Дуная, где корабли оснащались парусами, мачтами и ру-
лями для перехода через Черное море. Когда наконец купола Византии появлялись на
горизонте, путешественники, конечно же, приходили в неописуемый восторг.Какими дивными  казались  им корабли,  бросившие якорь в гавани,  величественные
стены и мраморные дворцы, открывавшиеся их взорам при входе в бухту Золотой Рог!
Подобное  великолепие не могло не разжечь алчность викингов,  и торговые расчеты
уступали место мыслям о завоевании.  Миклагард - или Великий Город, как русы на-
зывали Константинополь,- сулил добычу, превосходившую самые дерзкие мечты неуем-
ных скандинавов.  Чему суждено было произойти, случилось: утром 18 июня 860 года
флот из 200 боевых кораблей викингов, спустившихся по Днепру из Киева, был заме-
чен с городских стен только тогда, когда уже приближался по глади моря к столице
Византии.  Скандинавы  рассчитали  время удара с характерным для них коварством.
Объявления войны не было; к тому же император и флот его галер вели бои с араба-
ми  на востоке.  В течение следующих 10 дней викинги опустошали предместья Конс-
тантинополя с яростью,  которой Запад еще не знал.  Проповедь, которую патриарх
Фотий прочитал по завершении набега, в какой-то степени отражает растерянность и
отчаяние, охватившие жителей Византии при виде обрушившейся на них напасти: <Не-
ведомый народ,  неизвестный народ,  живущий вдалеке от нашей земли, дикий, коче-
вой,  не знающий жалости,  внезапно,  в мгновение ока, как морская волна, хлынул
через  наши границы и,  подобно дикому вепрю,  принялся истреблять людей) словно
траву.  Детей отрывали от материнской груди и швыряли на камни, становившиеся их
могилой. Матерей убивали и бросали на еще дергавшиеся в конвульсиях тела младен-
цев.  Реки окрасились человеческой кровью;  фонтаны и бассейны  невозможно  было
разглядеть из-за гор сваленных в них трупов>.  Перед лицом этого бедствия жители
Константинополя были бессильны.  Городские соборы наполнились  плачем  верующих,
всю ночь читавших молебны.  В отчаянной попытке заручиться божественным покрови-
тельством Фотий взял святую реликвию - плащаницу Девы Марии,  обошел с нею стены
города и погрузил ее в воды Босфора. Черед несколько часов, если верить анналам,
захватчики ушли.  Хотя в средние века люди охотно верили в чудеса, историки объ-
ясняют  неожиданный уход викингов либо их суеверием,  либо страхом перед импера-
торской армадой, которая в любой момент могла показаться с востока. Русы напада-
ли на Миклагард в 907,  941 и 944 годах. Каждый раз они добивались все более вы-
годных для себя условий перемирия.  Их купцы получили  для  себя  неограниченный
доступ  на богатые рынки Константинополя;  кроме того,  им полагалась бесплатная
еда, жилье и право пользоваться банями. Император же со своей стороны испрашивал
лишь  возможность  рекрутировать  русов-наемников  в свою императорскую гвардию.
Вполне возможно,  один из таких наемников от скуки вырезал несколько рун на мра-
морной  балюстраде  великолепнейшего из Константинопольских соборов - Святой Со-
фии.  Сама надпись стерлась,  но имя <Хальфдан> по-прежнему можно  разобрать.  К
концу  IX  века русы владели обширной территорией,  простиравшейся от Ладожского
озера к югу до Босфора и к востоку от Карпат до Волги.  При Святославе -  прямом
наследнике Рюрика в третьем колене и первом из правителей Киева,  принявшем сла-
вянское имя,- русы наконец подчинили себе мощное племя хазаров и племена так на-
зываемых <черных булгар> в Поволжье; они вели войны и с <белыми> булгарами к югу
от Дуная.  Святослав, мрачный и свирепый, презирал любые удобства, спал под отк-
рытым  небом  и вместо подушки клал под голову седло.  Он брил голову,  оставляя
лишь прядь волос на лбу,  и носил в одном ухе серьгу из двух жемчужин и  рубина.
Утверждают, что на поле боя он дрался с яростью Одина, рыча как зверь, а его во-
ины <издавали дикий,  пугающий вой>.  Как и следовало  ожидать,  Святослав  умер
страшной смертью;  когда он возвращался после битвы на Дунае в 972 году, у днеп-
ровских порогов его подстерегли в засаде и убили печенеги,  которые вставили его
череп в золотую оправу и использовали в качестве кубка.  Сын Святослава Владимир
придал государству русов первые черты респектабельности. В 988 году, с целью ук-
репить  свои  отношения с Византией,  Владимир принял православное христианство,
загнал толпы своих подданных в Днепр,  где и крестил их.  Вскоре в Киеве во мно-
жестве появились византийские монахи в черных рясах, которые несли сюда не толь-
ко знания,  но и немалые богатства.  Украинские археологи  обнаружили  несколько
подземных палат,  в которых викинги,  по всей вероятности, хранили товары и про-
дукты.  Благодаря обращению в христианство Владимир получил в жены сестру визан-
тийского  императора.  В  ответ Владимир направил в Константинополь 6 тысяч вои-
нов-русов в качестве императорского войска. Вместе с викингаминаемниками они об-
разовали  так  называемую  гвардию  варангов - вероятно,  от староскандинавского
<var>, то есть <дар>, ведь, по существу, их подарили императору. В сражениях они
образовывали авангард; на улицах Миклагарда и при дворе они охраняли особу импе-
ратора. Как писала Анна Комнин, дочь византийского императора Алексея 1 Комнина,
<что касается варангов, они считают верность императору и его охрану своего рода
семейной традицией,  священным долгом, который передается из поколения в поколе-
ние; эта верность нерушима, они не могут даже помыслить о предательстве>. Службу
в гвардии варангов почитали за высшую честь; молодые люди из России и даже дале-
кой Скандинавии стекались под ее знамена. Рунный камень, найденный в местечке Эд
под Стокгольмом,  повествует о громких подвигах в далеком Эгейском  море:  <Руны
высечены по велению Рагнвальда.  Он был в Греции во главе войска>. Варанги полу-
чали высокое жалованье, но дело было не только в этом: они пользовались всеобщим
поклонением,  что засвидетельствовал в своей саге гвардеец Болли Боллассон: <Его
голову украшал позолоченный шлем, в руке он держал красный щит с золотой фигурой
рыцаря.  Он был вооружен копьем,  как принято у чужеземцев. Когда они располага-
лись на ночлег,  женщины готовы были отдать все,  чтобы хотя  бы  одним  глазком
взглянуть  на Болли и его друзей во всем их великолепии>.  Из всех скандинавских
юношей,  отправившихся на юг в надежде вступить в армию варангов, наибольшую из-
вестность получил норвежец Харальд Сигурдсон. В 15 лет Харальд - привлекательно-
го вида юноша с льняными волосами и высоко поднятой бровью - бежал  из  Норвегии
после того, как его кузена-короля в 1030 году убили мятежные ярлы. Тяжело ранен-
ный Харальд нашел убежище при дворе своего родственника, киевского князя Яросла-
ва Мудрого,  сына Владимира. При Ярославе, который был одарен исключительным по-
литическим чутьем,  русы вступили в свой золотой век.  Его усилиями Киев накопил
огромные богатства: казна буквально ломилась от доходов, которые приносила проц-
ветающая торговля между севером и югом. Он восстановил родственные связи с Запа-
дом,  взяв  в  жены шведскую принцессу Ингегерд и выдав трех своих прекрасных (и
грамотных) дочерей за царствующих особ Европы:  Анна  стала  королевой  Франции,
Анастасия - королевой Венгрии. Младшая дочь, Елизавета, завоевала сердце молодо-
го Харальда,  который в течение трех лет обнажал свой меч в рядах воинства Ярос-
лава.  Однако  Ярослав  не дал согласия на их брак,  поскольку не хотел отдавать
свою дочь замуж за особу пусть и королевской крови, но лишенную трона. Сгорая от
любви,  Харальд  отправился  вниз по Днепру в Константинополь,  чтобы вступить в
прославленную гвардию варангов.  Примерно к 1038 году его выдающиеся подвиги  на
полях сражений от Сицилии до Малой Азии и Палестины принесли ему титул командую-
щего гвардией. Доблестный Харальд оказался столь же ловок в сборе трофеев, как и
в бою. За время службы в гвардии Харальд сколотил такое состояние, о котором го-
ворили: <Никому еще на севере не дано было увидеть такое богатство в руках одно-
го  человека>.  В  1044 году он привез свои сокровища в Киев и сложил их к ногам
Ярослава.  Убедившись, наконец, в достоинствах Харальда, Ярослав выдал свою дочь
за прославленного воина (чей рост,  кстати,  к этому времени достиг чуть ли не 7
футов) и отправил молодоженов в Норвегию.  В 1047 году Харальд вернул себе коро-
ну,  отобранную у его брата. Известный с тех пор как Харальд Хардрааде, или Бес-
пощадный,  новый король Норвегии обратил оружие против своих соплеменников-скан-
динавов;  на  своем  боевом  корабле <Великий Дракон> он отправлялся в походы по
всей Скандинавии,  сея повсюду смерть и разрушения. В своем стремлении к славе и
абсолютной  власти  Харальд  не останавливался ни перед чем.  Со временем алчный
взгляд Харальда пал на Британские острова.  После смерти короля Эдуарда Исповед-
ника  в 1066 году ключи от королевства находились в руках графа Харальда Годвин-
сона. За проливом, в Руане, права Годвинсона на трон оспаривал Вильям Незаконно-
рожденный - прапрапраправнук викинга Ролло.  Естественно,  так же поступил и Ха-
ральд Хардрааде,  нашедший свою судьбу в России и Византии,  женатый на  русской
принцессе и правивший теперь Норвегией.  Таким образом,  две величайшие династии
викингов,  западная и восточная,  обратили свои взоры к Англии и готовили боевые
корабли для, быть может, величайшего похода всех времен.

Добавить комментарий



Проверка на спам:
Рейтинг@Mail.ru
проектирование инженерных систем спб;vulcan-casino.com вулкан игровые автоматы с щедрыми бонусами за приглашенных друзей